Главная страница » Родина великого этнографа

Родина великого этнографа

около Amati
Миклухо Маклай

Окуловка – небольшой городок, что уютно разместился между двух российских столиц. Именно в его окрестностях появился на свет видный ученый и путешественник XIX века Николай Николаевич Миклухо-Маклай. Более трех десятилетий в Окуловке действует старейший, а до недавнего времени единственный в России музей Н.Н. Миклухо-Маклая.

По генеалогическому древу, занимающему центральное место ведущей экспозиции музея, можно проследить историю семьи Маклаев, уходящую корнями в далекий 1608 год.

Малой родиной будущего путешественника стала усадьба Языково-Рождественское, где проживала семья инженера-капитана Николая Ильича Миклухи и где появились на свет двое его сыновей – Сергей и Николай.

Николаю предстояло прожить яркую, насыщенную открытиями, удивительную жизнь, которую он посвятил, как сам выражался, пользе и успеху науки и благу человечества. Наследие ученого представлено в музее уникальными документами, материалами и экспонатами.

Малая родина гордится своим земляком. Его имя стало визитной карточкой города. Одна из центральных улиц Окуловки носит имя Николая Миклухо-Маклая, стали традиционными ежегодные Маклаевские чтения и межрегиональный турнир по боксу.

В 1996 году в Окуловке установлен памятник Миклухо-Маклаю, ставший одной из ярких городских достопримечательностей. Скульптор Михаил Белов изобразил ученого в полный рост в необычной позе. Его голова наклонена немного вниз, а руки слегка разведены в стороны. По мнению автора скульптуры, такая поза путешественника выдает добрые и мирные намерения, поскольку Миклухо-Маклай считал, что разногласия, вражда и войны вызваны только условиями жизни различных народов.

Скульптура находится в центре сквера, который носит имя великого этнографа. Именно в нем на протяжении десятилетий встречаются многочисленные участники Маклаевских чтений. После возложения цветов и неизменной научной составляющей мероприятия праздничные гуляния перемещаются в Языково-Рождественское, до которого всего 15–20 минут езды на автомобиле.

В этом тихом местечке гостей встречает огромный валун с памятной доской в честь 140-летия Н.Н. Миклухо-Маклаяа. Она была установлена 20 июля 1986 года. В тот же день с легкой руки местного краеведа и мецената Леонарда Бриккера состоялись первые в истории Окуловского края Маклаевские чтения.

Дом ученого – весь земной шар. И все же… он был здесь, в небогатой усадьбе Языково-Рождественское тогда Боровичского уезда Новгородской губернии. Деревянное двухэтажное строение утопало в зелени недалеко от реки Шегринки. К великой печали в 1950 году оно сгорело, а усадебные постройки были уничтожены в ходе масштабных мелиоративных работ. Лишь огромная двухвековая лиственница и другие деревья старого парка верно хранят память об ученом.

Попробуем представить, какими были эти места в середине XIX века. В 1840-х годах в России развернулось строительство первой крупной железной дороги между Петербургом и Москвой. На огромной стройке одновременно трудились десятки тысяч человек, в подавляющем большинстве – крепостные крестьяне.

 «Издали такие места работ, – вспоминал участник строительства инженер Штукенберг, – были похожи на встревоженный муравейник, в котором усердные насекомые копошатся, хлопочут, напрягая силы; но в каждом этом муравье билось человеческое сердце, покорное судьбе муравья. Непогода не останавливала рабочих, разве на ночь и в проливные дожди загоняли их в свои норы».

Тяжкую участь строителей-землекопов этой магистрали отобразил Николай Некрасов в стихотворении «Железная дорога»:

Мы надрывались под зноем, под холодом,

С вечно согнутой спиной,

Жили в землянках, боролись с голодом,

Мерзли и мокли, болели цингой.

В 1843 году на самый сложный участок строительства – Валдайскую возвышенность – отправили молодого инженера-путейца Николая Миклуху, отца знаменитого путешественника и исследователя.

Н.И. Миклуха, уроженец города Стародуба Киевской губернии, после успешного окончания Нежинского лицея, где в свое время учился Николай Гоголь, не пожелал стать «канцелярской крысой». Узнав, что в Петербурге существует Институт Корпуса инженеров путей сообщения, он решил отправиться туда. Отец одобрил выбор сына. Но как добраться до Петербурга? В семье, где считали каждую копейку, не нашлось денег на проезд в дилижансе. С котомкой за плечами Николай Миклуха отправился в столицу пешком, как некогда Ломоносов в Москву.

А уже через несколько лет он привез свою молодую жену Екатерину Семеновну, в девичестве Беккер, дочь московского военного врача, к месту службы, в деревню Языково тогда Боровичского уезда Новгородской губернии. Молодая чета сняла комнаты в доме помещика Евстифеева – владельца усадьбы Рождественское. В них прошел не только медовый месяц, но и первые годы семейной жизни молодых супругов. Кстати сказать, в послужном списке Николая Ильича указано, что в отпуске он был лишь однажды, в 1844 году, на 28 дней по случаю женитьбы.

Языково раскинулось по берегам карстовой речки Шегринки в окружении полей, болот, хвойных лесов и голубых озер. Жизнь в ней текла спокойно и неторопливо. А всего в нескольких верстах, возле будущих станций Окуловка и Угловка, строилась железная дорога. Сотни рабочих вручную копали и перемещали землю для устройства железнодорожного полотна, сооружали отводные канавы на заболоченных участках, прорубали просеки сквозь дремучие леса.

2 июля 1845 года у молодой четы родился первенец, названный Сергеем. А год спустя, 17 июля 1846 года, на свет появился их второй сын, которому суждено было стать великим ученым и путешественником. Благодаря этому событию скромная усадьба оказалась вписанной в энциклопедии всего мира.

Справедливости ради стоит упомянуть, что по одной из версий Николай Ильич с супругой постоянно жили не в Языково, а возле стройки – на станции Угловка, и в Рождественское Екатерину Семеновну привезли уже перед родами. Это обстоятельство якобы стало поводом для семейных шуток о том, что появление на свет в походных условиях и подтолкнуло Николая Николаевича к странствиям.

При крещении в церкви Николая Чудотворца, расположенной на погосте Шегрина Гора, младенца нарекли Николаем. Его восприемником был тесть Евстифеева – боровичский помещик генерал-майор Николай Иванович Ридигер, участник Бородинского сражения, кавалер ордена Св.Анны 4-й степени. Он происходил из известного в России дворянского рода. В наши дни его видным представителем был патриарх Алексий Второй, умерший в 2008 году.

Если сегодня посетить заброшенную церковь в селе Шегрине, то можно отыскать возле алтаря надгробье вдовы генерал-майора – Александры Петровны Ридигер, урожденной Евстифеевой. Сам же Николай Иванович похоронен был в Петербурге.

История усадьбы очень любопытна. Из писцовых книг Деревской пятины известно, что в конце XV века деревня Языково при реке Шегринке, «бывшая Павла Мануйлова и сына его Микулы», перешла во владение московского боярина Олешки Квашнина. В XIX веке она вместе с усадьбой Рождественское принадлежала уже поручику Н.П. Евстифееву, который и сдавал под жилье комнаты своего просторного дома инженеру путей сообщения капитану Миклухе, начальнику строительства ближайшей дистанции 6-го участка строящейся Петербургско-Московской железной дороги.

После смерти Н.П. Евстифеева имение перешло к его сыну, коллежскому регистратору Николаю Николаевичу Евстифееву, который в 1880-х годах продал его известному юристу и общественному деятелю Д.В. Стасову. Отметим, что Дмитрий Васильевич был одним из организаторов Петербургской консерватории, основателем Русского музыкального общества, бессменным председателем столичного Совета присяжных поверенных.

Имение Языково-Рождественское Стасов приобрел, чтобы получить право быть избранным гласным в новгородское земство. Стасовы владели имением около 30 лет и в 1913 году продали его владелице известкового завода в Угловке Головкиной. Ей усадьба принадлежала вплоть до 1917 года. В советское время в усадебном доме размещалась школа, медпункт.

Шегринка раньше была полноводной, и одним из излюбленных развлечений жителей усадьбы было катание на лодочках. Старожилы вспоминали, что во времена Петра I на этой реке попадались ракушки жемчужины с жемчугом розового цвета. Водилась рыба: хариус, форель, что говорило о чистоте здешних вод и свежести воздуха. В двух верстах ниже по течению в д. Волхово на реке стояли плотина и водяная мельница, принадлежавшая Стасовым.

По хранящимся в Пушкинском доме в фонде Стасовых материалам можно составить полное представление об усадьбе. Ее обитатели жили натуральным хозяйством. В рационе не было излишеств, все продукты простые: мясо, яйца, молоко, ржаной хлеб. Господские дети росли вместе с крестьянскими. В усадьбе выращивали лен, заготавливали и продавали сено, ловили рыбу, занимались охотой. Она, кстати, была одним из развлечений хозяев усадьбы. Существовала семипольная система запашки полей, которые находились в округе.

Старый, просторный, выстроенный из столетних, точно каменных бревен, обшитый тесом дом под четырехскатной крышей был без затей. Жилым был второй этаж, а первый полуэтаж занимали кухня и подсобные помещения. По центру южного фасада, обращенного в парк, была пристроена терраса на уровне второго этажа, откуда в парк спускалась широкая лестница.

Главный северный фасад смотрел на просторную лужайку десятью окнами второго этажа и девятью – первого. Вход на второй этаж и лестница находились в пристройке слева. Ряд берез, высаженных вдоль дороги, отделял дом и лужайку перед ним от хозяйственного двора со множеством построек.

Обязательной принадлежностью дворянской усадьбы был парк. В нем были цветники, березовые и липовые аллеи, ухоженные дорожки, затейливые мостики через Шегринку. В парке царил строгий порядок и симметрия, но не было четкой границы между живой природой и архитектурой.

Поселившись в Языково, супруги Миклухо сразу снискали любовь, дружбу и уважение жителей деревни. Крестьяне приходили к Николаю Ильичу за помощью и советом в решении юридических вопросов, а Екатерина Семеновна, будучи дочерью потомственного врача, помогала местному населению как доктор.

Что касается маленького Николая, то он пробыл на своей малой родине совсем недолго. 10 августа 1846 года его отец был назначен помощником начальника опытного пути в Петербурге. К осени семья Николая Ильича Миклухи переселилась в столицу, навсегда покинув уютное, гостеприимное Языково-Рождественское.          

Однако оно не осталось забытым родом Миклухо-Маклаев. Связь поколений не оборвалась, и потомки ученого – частые и желанные гости в Языково-Рождественском. На протяжении многих лет в июле здесь бывают Ольга Андреевна Миклухо-Маклай, внучатая племянница ученого, и его правнучатый племянник и полный тезка Николай Николаевич Миклухо-Маклай. Оба они – потомки по линии старшего брата путешественника Сергея, который тоже появился на свет в усадьбе Рождественское села Языково. А значит, это и их родина тоже.

Статьи по теме